scoutbat (scoutbat) wrote,
scoutbat
scoutbat

Categories:

Первая Мировая: 1917

Ну как, отдохнули от этого занудства? Напомню, на чём мы остановились: в 1916 году, после Брусиловского прорыва и двух грандиозных битв на Западном фронте, всем стало ясно, что Центральные державы войну проигрывают. Промышленный потенциал Антанты возрастал с каждым днём, а зажатая в тиски блокады Германия начала выдыхаться. Её промышленность достигла предела своих возможностей, ресурсы истощались, а это означало, что поражение в войне – это лишь вопрос времени. Ещё хуже обстояли дела у Австро-Венгрии, раздираемой внутренними проблемами, и Турции, которую били все, кому не лень, даже бедуины на верблюдах.

Всё это настраивало командование Антанты на сдержанный оптимизм, и многим начало казаться, что победа будет одержана уже в 1917 году. Такого мнения придерживался Брусилов, так думал Нивель, так думали руководители государств. Все они оставили в своих мемуарах и дневниках соответствующие записи, и спустя много лет это породило миф о том, что революция в России и большевики лишили страну досрочной победы, более того, обрекли мир на ещё один год мировой бойни. Почему же это – всего лишь миф?


1917 год на фронтах Первой Мировой.
Военачальникам и политикам того времени заблуждение насчёт скорой победы вполне простительно, они не располагали той информацией, которая есть сейчас у нас. Генерал Нивель, например, полагал, что нашёл способ быстрого прорыва оборонительных полос, командование Антанты высоко оценивало боевой потенциал Италии и ни в грош не ставило австрийскую армию, эпично разгромленную Брусиловым. На поле боя появились танки, казавшиеся тогда палочкой-выручалочкой при прорыве обороны, мощь артиллерии выросла неимоверно, а химики создавали всё новые и новые газы, способные убить одним лишь своим видом (шутка). Засмотревшись на всё это, понимая, что Германия находится в весьма затруднительном положении – легко поверить в то, что осталось лишь немного поднажать и Берлин запросит мира. Но реальность оказалась куда более суровой, и большевики тут ни при чём.

Главный виновник того, что победа Антанты в Мировой войне в 1917 году не состоялась – это Германия. Да, тевтонский вепрь был ранен, но сил у него было ещё много, а ярости – ещё больше, и очень скоро союзники в этом убедились лично.

Для того, чтобы и нам убедиться в этом, нужно оторваться от родной истории и посмотреть, что же происходило в 1917 году на Западном фронте. Россию мы пока оставим в покое и узнаем об обстановке на Восточном фронте ближе к концу заметки.

В начале 1917 года немцы преподнесли Антанте подарок сомнительной ценности, отступив на несколько десятков километров. Казалось бы, Антанте можно было только радоваться: практически бескровно были освобождены сотни и сотни квадратных километров французской земли, которую враг топтал с сентября 1914 года. Но на этом поводы для радости заканчивались, так как немцы оставленную территорию привели в полную негодность, взорвав всё, что не могли унести с собой, а остатки строений напичкали взрывоопасными сюрпризами. Во-вторых, немцы отошли настолько ловко и организованно, что воспользоваться этим англо-французам не удалось, наступления «на плечах» противника не вышло. Ну, а дополнением к прежним проблемам стал тот факт, что немцы отошли не абы куда, а на тщательно подготовленную «Линию Гинденбурга», которую прорвать было куда как труднее, чем прежнюю линию полевой обороны. Все планы на весну пришлось срочно переделывать, вместо хорошо знакомой и тщательно разведанной местности перед Антантой снова была пугающая неизвестность. Тем не менее, наступление готовилось, и первыми начали французы.

В истории Первой Мировой войны лишь два наступления названы не в честь местности, где они проходили, а в честь полководцев, их осуществлявших. Первое – это Брусиловский прорыв, а второе… второе началось 16 апреля 1917 года на Западном фронте и поначалу называлось «Наступлением Нивеля», однако результаты его были столь удручающими, что в истории оно осталось как «Бойня Нивеля»: в этой чудовищной мясорубке, ставшей крупнейшим сражением за всю войну, полегло несколько сотен тысяч французских и английских солдат. Хотя под Верденом и Соммой погибло больше, именно это сражение осталось в памяти солдат «бойней» - из-за своей скоротечности. Если Верденская мясорубка длилась почти весь 1916 год, то тут все эти сотни тысяч погибли за считанные дни: с момента перехода в наступление и до приказа о его отмене прошло всего 23 дня. Нивель был снят с поста, его сменил Петен, но шок для французской армии оказался слишком сильным: как только стихла канонада, войска взбунтовались. Армия, которая 3 года безропотно вытерпела все тяготы войны, не выдержала столь обильного и бессмысленного кровопускания. Несколько месяцев Францию сотрясали бунты дивизий, усилилось дезертирство. С огромным трудом, применяя самые жёсткие наказания и драконовские меры, командование смогло усмирить солдат.

Причиной столь эпичного провала, едва не стоившего Франции победы, стала переоценка Нивелем своих сил и недооценка сил противника. Танки, которые должны были прорвать линию немецких окопов, оказались слишком медленными и несовершенными, а немецкая пехота наловчилась с ними бороться. Сыграла свою роль и германская разведка, своевременно узнавшая о подготовке французского наступления. В результате чудовищный удар артподготовки пришёлся по пустому месту, а пошедшую в наступление пехоту ждали во всеоружии.

Но Антанта не собиралась сдаваться, и уже в июне устроила немцам большой «бадабум» в районе Мессинских высот (это не в Италии, это на севере Франции, у города Ипр). «Бадабум» следует понимать буквально, так как самой главной изюминкой наступления стал подрыв холмов с хорошо укреплёнными немецкими позициями. Немцы проморгали строительство тоннелей, и 7 июня вся их оборона попросту взлетела на воздух. Те, кому посчастливилось остаться в живых, ничего не смогли противопоставить наступающей английской армии, в результате чего пришлось отдать противнику изрядный кусок местности. Англичане были довольны: при очень небольших потерях они добились неплохих результатов, однако обольщаться не стоило: подготовка «бадабума» заняла полгода, при этом образовавшаяся воронка мешала и наступающим. Самое обидное же было в том, что дальше немецкая оборона не пострадала и по-прежнему была готова встретить англичан пулемётным огнём.

Однако английское командование воодушевилось первоначальным успехом, и в июле начало новое наступление в этом же районе. Результатом стала очередная затяжная позиционная мясорубка, известная как сражение при Пашендейле. С июля по ноябрь шли изматывающие бои за небольшие деревушки, рощи и холмы, происходило всё это на низменной болотистой местности, где раненые частенько тонули в воронках от снарядов. Общее безрадостное впечатление от этого наступления было изрядно подпорчено отвратительной погодой, стоявшей в тот год: непрерывные дожди, холодное лето, грязь и сырость. Болезни косили солдат не хуже вражеских пуль. Схема действий была чрезвычайно примитивной: сначала артиллерия Антанты превращала немецкие позиции в лунный пейзаж, потом их занимала пехота, с трудом ковылявшая в бесконечной грязи. Окопавшись, солдаты высматривали, куда отошли немцы, после чего артиллерия снова начинала свою разрушительную работу. Потеряв полмиллиона человек и захватив несколько десятков квадратных километров пустошей, англичане успокоились, решив, что с них хватит. Никакой стратегической пользы это сражение не принесло. Германская армия также понесла большие потери.

Сюрпризы от Германии на этом не кончились. В октябре Антанте пришлось убедиться в справедливости афоризма «Итальянская армия существует для того, чтобы австрийцы хоть кого-нибудь могли побеждать». Австро-Венгрия, едва державшаяся на ногах, попросила германского союзника помочь советом, а ещё лучше – войсками. Немцы не смогли отказать, и результатом стала битва при Капоретто. До этого итальянская армия методично вгрызалась в оборону австро-венгров на реке Изонцо, каждый раз неся значительные потери и имея более чем скромные успехи, однако никто в Антанте не предполагал, что Австро-Венгрия способна нанести контрудар.

Однако именно это и произошло. Разгром был полный: итальянская армия практически перестала существовать, потеряв почти 300 тысяч солдат пленными и примерно столько же – разбежавшимися и дезертировавшими. Линия фронта откатилась на запад, на 70-110 км от первоначального положения. С огромным трудом итальянцам и подоспевшим войскам Антанты удалось остановить немецко-австрийское наступление на рубеже реки Пьяве. Только недостаток сил у австрийцев спас Италию от досрочного нокаута. Таким образом, союзники столкнулись с той же самой проблемой, что и Российская империя годом ранее: новый союзник был никудышным бойцом, и для его спасения приходилось распылять силы, которые были нужны на Западном фронте.

Последним громким сражением 1917 года стала битва при Камбре. Несмотря на то, что формально эта битва ничем не выделялась среди других безрезультатных сражений, она навсегда вошла в историю военного искусства, и вот почему.


Танк — сила, а много танков — силища! И выход из позиционного тупика)
Громко дебютировав на Сомме, танки за последующий год так и не стали чудо-оружием, хотя надежды на них возлагались немалые. Ни в наступлении Нивеля, ни в боях за Пашендейл они не сыграли никакой роли. Неуклюжие и громоздкие бронекоробки с трудом перемещались по местности, усеянной воронками и минами, их броня не справлялась со снарядами противника, а горели они очень хорошо даже от зажигательных пуль. Тем не менее, союзное командование продолжало верить в новую технику, совершенствуя её и способы её применения. 20 ноября это наконец-то принесло результат! Внезапная атака нескольких сотен танков произвела ошеломительный эффект: немецкая пехота была подавлена, а линия обороны – прорвана на всю глубину. Налаженное взаимодействие танков и пехоты позволило англичанам практически без потерь прорваться вглубь вражеской обороны на 10-12 километров. Фактически перед ними уже открывался оперативный простор, но время танковых клиньев ещё не пришло, а кавалерия, которая должна была развивать успех, замешкалась. Английское командование, не ожидавшее столь большого успеха, не сумело должным образом отреагировать, и немцы, пришедшие в себя, подтянули к месту прорыва подкрепления. Наступление было остановлено, а через несколько дней сильным контрударом немцы вернули себе утраченные в первый день позиции. Таким образом, сражение при Камбре закончилось вничью, но самое главное было сделано – впервые в тёмном тоннеле позиционного тупика забрезжил свет. Последний ингредиент успеха был найден, осталось лишь верно составить рецепт и сварить чудодейственное снадобье, дарующее победу в войне.

На этом 1917 год для Западного фронта закончился, противники ушли на зимние каникулы, размышляя о планах на следующее лето.

Итак, что мы имеем?

Надежды на победу в 1917 году могли испытывать лишь военачальники и политики конца 1916 года, но ход боевых действий показал, что все они ошибались в своих ожиданиях. Германия оставалась серьёзным соперником, не желавшим проигрывать, она показала себя способной стойко переносить болезненные удары. При этом нельзя списывать неудачи Западного фронта на то, что Германия перебросила туда силы с фронта Восточного – Восточный фронт продолжал существовать, и, несмотря на то, что русская армия стремительно теряла боеспособность, Германии приходилось держать против неё значительные силы. Поэтому можно однозначно утверждать, что даже если бы не было никакой Февральской революции и Приказа №1, если бы царь был сильным командующим, а железные дороги Империи работали в полную силу, если бы армия была такой же сильной и боеспособной, как в 1916 году – даже тогда 1917 год не мог быть годом победы.

Но у России не было уже ничего – ни царя, ни боеспособной армии, ни транспорта, ни тыла. Демоны противоречий и нерешённых проблем вырвались на свободу и снесли старый режим как трухлявый сарай, разметав обломки по всему миру. Пришедшие на смену царю «временные» оказались ещё менее компетентными, в результате чего страна полетела в пропасть. Корнилов, Керенский и прочие делили власть, снимая с фронта самые боеспособные части, а фронт тем временем рассыпался на глазах. Уставшие от войны солдаты-крестьяне спешили попасть домой, не желая пропустить момент начала передела земли. Призывы к войне до победного конца были им чужды, и агитация большевиков была признаком течения, а не его причиной. Разложение армии шло своим ходом, а большевики и прочие лишь пытались направить это в нужное им русло. Последней каплей стало Июньское наступление, которое Керенский пытался использовать для упрочнения своей власти. Хорошо подготовленное и продуманное, выполнявшееся уже без всяких Эвертов и Куропаткиных, оно провалилось, так как армия отказалась воевать. Почувствовав слабину, немецкие войска нанесли контрудар, отбросив фронт на восток, захватив Ригу и приблизившись вплотную к Минску. Россия окончательно потеряла боеспособность, и только наивные «временные» и нынешние идиоты-булкохрусты этого не понимают.

7 ноября 1917 года в ходе вооружённого восстания в Петрограде Временное правительство было свергнуто, а взявшие власть большевики немедленно издали Декрет о мире, предлагая всем участникам мировой бойни сесть за стол переговоров. Мир и земля – это было то, чего хотел русский крестьянин, одетый в солдатскую шинель, и большевики ему это предложили.

А Германская империя получила ещё один шанс достойно закончить войну. Как она его использовала – узнаем в следующий раз.
Источник https://vk.com/@171777-pervaya-mirovaya-1917
Tags: Россия, война, история
Subscribe

  • Осовременые поговорки

    "Проблемы повышения мелкодисперсности оксида двухатомного водорода механическим путем" (толочь воду в ступе) "Оптимизация динамики работы тяглового…

  • Лингвисты

    Русский, французский и китайский лингвисты решили написать имена друг-друга каждый на своем языке. – Моя фамилия Ге – сказал француз китайцу. – В…

  • Новые звания укрохохлов

    С целью декоммунизации предлагется ввести новые воинские и придворные звания в руинский вариант Табели о рангах. Новые звания укровояк ( Свернуть )…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments