scoutbat (scoutbat) wrote,
scoutbat
scoutbat

Categories:

Первая Мировая: 1916 год.

Продолжим рассматривать Первую Мировую.

К 1916 году участники войны более-менее пришли в нужную форму, поэтому предстояло кровопролитие. Даже отстающая Россия кое-как наладила выпуск военной продукции, что позволило наконец-то отвечать на огонь немецкой артиллерии не массовым героизмом, а не менее убедительным ответным огнём.

Центральные державы уже ощущали на своём горле жесткую и холодную хватку блокады, поэтому снова попытались переломить ход войны в свою пользу. Россию ошибочно посчитали нейтрализованной, а потом решено было устроить кровопускание главному сопернику — Франции. Лета ждать не стали — всё началось уже в феврале.

ВЕРДЕН! Для французов название крепости звучит так же, как для русского - Сталинград. Чудовищная мощь немецкой армии разбилась здесь о мужество французского солдата. Бойня под Верденом продолжалась почти весь год, но своих целей немцы так и не добились, хотя их артиллерия превратила окрестности крепости в подобие луны, а земля пропиталась кровью солдат с обоих сторон. Некоторое время немцы успокаивали себя тем, что хоть крепость они и не взяли, но зато и Франция теперь совершенно обессилена и неспособна предпринимать какие-либо действия. Но 1 июля 1916 года Антанта их жестоко разочаровала: началась битва на Сомме.

СОММА! Чудовищная по своему размаху битва, в ходе которой солдат погибло почти в два раза больше, чем под Верденом, несмотря на то, что тяжёлая артиллерия союзников целую неделю методично уничтожала немецкие позиции, а чтобы немцы не соскучились, против них пустили нечто новенькое — танки. Однако, тут уже немцы проявили упорство, и никакого успеха англичане с французами достичь не смогли: нельзя же считать успехом захват лунообразной местности размерами 35*10 км, на которой не осталось вообще ничего живого и ценного. Танки, хотя и произвели фурор в первый день применения, пока не могли стать чудо-оружием: немцы быстро наловчились жечь их с помощью гранат и подбивать из артиллерии. И всё же, сражение на Сомме стало крайне неприятным сюрпризом для немецкого Генштаба, так как показало, что Франция ничуть не обескровлена Верденом, более того, успешно обороняясь там, она способна создавать проблемы для немцев на других участках фронта.

Но сюрпризы для немецкого командования ещё не кончились. С 22 мая со стороны Восточного фронта слышались вопли и крики о помощи: это русский Юго-Западный фронт уверенно доминировал над австро-венгерской армией. Немцы не стали ждать, когда внезапно воскресшая русская армия поставит союзника в коленно-локтевую позицию, и спешно перебросили на восток остатки резервов, что, с одной стороны, упростило жизнь французов под Верденом, а с другой стороны, ставило крест на всех мечтах о шансах на успех. Русских остановить удалось, Австро-Венгрия была спасена, но теперь призрак поражения в войне замаячил перед Вильгельмом II в полный рост.

Ещё одним ярким событием года стало Ютландское сражение между британским и немецким флотом. Исход его был неочевидным, прямо как у битвы под Бородино: немцы выиграли его «по очкам», а англичане удовлетворились тем, что сохранили господство на море.

Единственным более-менее приличным успехом для Центральных держав стал разгром Италии, но это было слабое утешение.

Так как мы живем в России, то уделим чуть-чуть больше внимания тому, что происходило у нас. Брусиловский прорыв стал для России важнейшим событием года, но в то же время история его весьма показательна. Для начала выпустим на арену заслуженного клоуна, чтобы он нам поведал ПравдуЪ:


Борисюк жжОт напалмом вранья и безграмотности.
Брусиловский прорыв показал не только то, что русская армия всё ещё представляет из себя грозную силу и способна наносить поражение сильному сопернику, но и ещё то, что бардак в Генштабе способен обесценить любые достижения и победы. Что же случилось?
Планы на 1916 год строились совместно с союзниками ещё до начала Верденской мясорубки, и помимо всего прочего предполагалось, что приведённая в порядок русская армия покажет «кузькину мать» зазнавшимся тевтонам, ударив по Германии силами трёх фронтов, в то время, как англичане и французы будут курощать немцев в районе Соммы.


Планы российского командования на 1916 год.
План русского Генштаба был хорош и чем-то напоминал план «сталинских ударов» — последовательные удары Северного и Юго-Западного фронтов должны были раздергать немецкие резервы, а потом Западный (русский, не путать с Западным фронтом во Франции) начал бы решительное наступление и сокрушил германскую армию. Самые смелые штабисты задумывались даже о наступлении до самого Кёнигсберга, что совершенно однозначно усаживало немцев в грандиозный «котёл». Но гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Оврагами стали те, кому предстояло план воплощать. Назовём же их имена!
Генерал Алексей Ермолаевич Эверт возглавлял Западный фронт и должен был организовать главный удар по фашистской немецкой гидре, для чего ему выделили лучшие войска и артиллерию, щедро снабдив снарядами и прочими нужными вещами.

Генерал Алексей Николаевич Куропаткин, хотя и был хорошо известен своими военными дарованиями со времён Русско-японской войны, возглавлял Северный фронт, который прикрывал войска Эверта от удара со стороны Риги и должен был отвлекать немцев от затевавшегося наступления вспомогательными ударами.

С юго Эверта прикрывал Юго-Западный фронт, который удерживал натиск австро-венгерской армии и раздавал ей тумаки, чтобы она не очень активно себя вела. Возглавлял фронт — только не смейтесь — тоже Алексей, на этот раз Алексеевич, по фамилии Брусилов. Из всех трёх этот был наиболее толковый.

Координировал взаимодействие фронтов начальник Генерального Штаба Михаил Васильевич гхм… Алексеев. Общее руководство осуществлял сам Верховный Главнокомандующий — Николай II. Получалось, увы, хреново.

Человек, далёкий от истории Первой Мировой, обычно про Брусиловский прорыв знает лишь примерно-приблизительно, мол, вроде бы наши тогда немцам крепко наваляли и всё. Чуть более продвинутый скажет, что наваляли не совсем немцам, а Австро-Венгрии, но все равно это был полный разгром. Монархист вскинется с криком, что вот оно, доказательство скорой победы, которую через год коварно украдёт Ленин (не выходя из шалаша, ага).

Что произошло на самом деле? Несмотря на то, что бОльшая часть ресурсов была отдана Западному фронту, Юго-Западный к наступлению подготовился значительно лучше, поэтому его удар оказался воистину ошеломительным для австро-венгерских частей. Это и так были вояки не самого высшего сорта, состоявшие наполовину из Гашеков и Швейков, не желавших проливать кровь за Австрию, а тут совсем растерялись, почему и сдавались в плен в огромных количествах. Реванш за прошлый год у Юго-Западного фронта удался на славу, однако вскоре стало ясно, что на помощь к бегущим австриякам подтягиваются немецкие части с других участков фронта. Темпы наступления начали падать, а вскоре и вовсе стали ничтожными. Прорыв в итоге закончился «Ковельским тупиком» — локальной мясорубкой за Ковель, который Брусилову взять так и не удалось.

«Постойте!» — вскрикнет нетерпеливый читатель — «А как же главный удар Западного фронта? Неужели у немцев было столько солдат, что они и под Верденом сражались, и у Соммы, и на русских силы оставались?»

На вопрос читателя отвечает Александр Друзь Алексей Брусилов:

…решение военного совета 1 апреля ни в какой мере выполнено не было. Западный фронт главного удара так и не нанёс, а Северный фронт имел своим девизом знакомое нам с японской войны «терпение, терпение и терпение». Ставка, по моему убеждению, ни в какой мере не выполнила своего назначения управлять всей русской вооружённой силой. Грандиозная победоносная операция, которая могла осуществиться при надлежащем образе действий нашего верховного главнокомандования в 1916 году, была непростительно упущена. (из воспоминаний Брусилова)
В данном случае Брусилов говорит о той некрасивой ситуации, которая сложилась на Западном фронте. Имея кучу ресурсов, которые Юго-Западному фронту и не снились, генерал Эверт всё время откладывал дату решительного наступления. То весенняя распутица, то лошади не готовы, то солдаты, то ещё недельку на сборы, и ещё… Когда же Ставка прижала Эверта к стенке, потребовав немедленно начать наступление, он его начал, но тут же выяснилось, что подготовлено оно было из рук вон плохо, а осуществлялось ещё хуже, и, разумеется, никакого результата не дало, кроме того, что были впустую растрачены накопленные ресурсы. Поняв, что с Эвертом каши не сваришь, Ставка начала перекидывать оставшиеся резервы на Юго-Западный фронт, но было уже поздно: противник не дремал и занимался точно тем же. Наступление Брусилова выдохлось и было остановлено. Про Северный фронт сказать нечего, так как там вообще никаких телодвижений не последовало, что позволило немцам спокойно снимать войска и перебрасывать их на юг.


Брусиловский прорыв.
Подведём итоги года.

Все страны-участницы подверглись процедуре обильного кровопускания. Пожалуй, даже Второй Мировой было затруднительно переплюнуть рекорд 1916 года по количеству убитых на поле боя. Для Центральных держав такие потери означали, что большой и пушистый песец сделал ещё шаг в их сторону. Антанта могла себе позволить гробить народ миллионами, имея под рукой обширные колонии и незримую, но ощутимую поддержку САСШ (США). Для Российской империи всё складывалось несколько лучше, чем для Германии, но значительно хуже, чем для стран-союзниц: людские потери были ощутимыми даже для такой большой и населённой страны, войска начали терять мотивацию и веру в победу, выпуск необходимой военной продукции так до конца наладить и не удалось. В тылу нарастал транспортный кризис, а экономика плавно, но безостановочно катилась в пиз.. в кризис. И, в общем-то, уже очень скоро всё это дало о себе знать — до февраля 1917 года оставались считанные месяцы.

А что можно сказать про мифы «булкохрустов»?

Да ничего цензурного, если честно. Если у тебя командующий фронтом, имеющий все ресурсы страны в своём распоряжении, юлит и лодырничает, откладывает наступление раз за разом, а потом ещё выясняется, что он к нему так и не подготовился, чем срывает весь стратегический замысел — то появляются вопросы и к Верховному Главнокомандующему, который этого негодяя не снимает с поста и не отдаёт под трибунал. Если командующий фронтом не выполняет приказы своего Императора и ему ничего за это не делают плохого, то, извините, грош цена такому императору, он не глава страны и армии, а говно тряпка. Феерический бред Борисюка про то, что Николай II приказал Эверту и Куропаткину обороняться, а Брусилову — наступать, опровергается любыми (подчёркиваю — любыми) воспоминаниями участников тех событий. Ставка и Николай II из всех сил пытались заставить Западный фронт пошевелиться, но эти попытки были жалкими, а усилия — ничтожными. Результатом стал очередной позиционный тупик под Ковелем. И, думаю, именно в событиях лета 1916 года следует искать причины того, почему в 1917 году и Брусилов, и Алексеев поддержат Временное правительство, оставив незадачливого царя наедине с самим собой — после истории с Эвертом и Куропаткиным Николая II попросту перестали уважать, как командующего. В критический момент это сыграло решающую роль.

В следующий раз узнаем, что за коллапс случился с русским транспортом накануне 1917 года, а также почему оружейник Федоров использовал для своего автомата патрон для японской винтовки Арисака. И правда, почему?)

Источник https://vk.com/@171777-pervaya-mirovaya-1916-god
Tags: Россия, война, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments